+7 /812/ 462 52 44

Иркутские власти не знают, кто должен отвечать за тушение торфяных пожаров в регионе

12 ноября 2015 года

9 ноября 2015 года в Иркутске состоялось совещание под руководством недавно (меньше месяца назад) назначенного заместителя председателя регионального правительства В.И.Кондрашова по проблеме тушения торфяных пожаров в Иркутской области. Вот что сообщает об этом совещании IrkutskMedia:

“Совещание по проблеме тушения торфяных пожаров в Иркутской области под руководством зампреда регионального правительства Виктора Кондрашова прошло сегодня, 9 ноября. Главная задача мероприятия заключалась в определении ответственных лиц за тушение торфяников. Однако к концу совещания, которое длилось 2,5 часа, найти ответ за этот вопрос не удалось. По словам Виктора Кондрашова, в ближайшее время вопрос будят поднят на встречах с Минюстом, Минприроды, Минфином и Минимущества Приангарья. К концу ноября планируется определить ответственного”.

Напомним: торфяники горят в Иркутской области уже не первый год, преимущественно на землях сельскохозяйственного назначения и иных вне земель лесного фонда. До августа 2015 года их практически никто не тушил, в августе, благодаря вмешательству прокуратуры, серьезные работы по тушению торфяников начались. Поскольку тушить начали с задержкой во много месяцев, эти работы пока не привели к успеху, и задымление, несмотря на выпавший снег, до сих пор создает угрозы как здоровью и жизни людей, так и безопасности на автомобильных дорогах. И несмотря на это, через три месяца после вмешательства прокуратуры и начала серьезных работ по тушению торфяников, областное правительство по-прежнему не знает, кто же это тушение должен отвечать по закону.

Чей же это провал? Понятно, что доля вины лежит на областном правительстве. Согласно статье 18 федерального закона “О пожарной безопасности”, к полномочиям органов государственной власти субъектов РФ относится организация тушения пожаров силами Государственной противопожарной службы (за некоторыми исключениями, которые к торфяникам на землях сельхозназначения, запаса и им подобных не относятся). Но с регионального правительства сейчас спрос невелик, поскольку власть в Иркутской области поменялась и вроде как не отвечает за то, что было три месяца назад. С другой стороны, согласно статье 10 федерального закона “О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера”, к полномочиям федерального правительства относится обеспечение защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций федерального характера. С одной стороны, то, что сейчас происходит с торфяниками и задымлением в Иркутской области, однозначно попадает под данное этим законом определение ЧС; с другой стороны, по сведениям ГУ МЧС по Иркутской области, ЧС в Иркутской области сейчас нет.

Должно ли федеральное правительство по закону защищать население и территории от непризнанных, якобы не существующих, ЧС? А должны ли были региональные власти по закону организовывать тушение непризнанных, якобы не существовавших, торфяных пожаров? На эти вопросы нет однозначных ответов. И на вопрос о том, кто виноват, что торфяные пожары месяцами не признавались, а вызванная ими ЧС не признается до сих пор – тоже нет однозначного ответа.

А ответы на все эти вопросы должны быть, и в стране есть целое огромное министерство, которое как раз и отвечает (точнее, по закону должно отвечать) за то, чтобы эти ответы были.

Согласно указу Президента Российской Федерации В.В.Путина от 11 июля 2004 г. № 868, МЧС является “федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики, нормативно-правовому регулированию, а также по надзору и контролю в области гражданской обороны, защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, обеспечения пожарной безопасности”. То есть именно МЧС должно было определить, кто за что отвечает в области борьбы с торфяными пожарами и их последствиями, выработать соответствующую государственную политику и обеспечить соответствующее нормативно-правовое регулирование.

Аналогичное положение действовало и раньше. Согласно указу Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина от 2 августа 1999 г. № 953, МЧС являлось “федеральным органом исполнительной власти, специально уполномоченным на решение задач в области гражданской обороны, защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, проводящим единую государственную политику и осуществляющим государственное управление в области гражданской обороны, предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, а также координацию деятельности федеральных органов исполнительной власти по защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций”.

Таким образом, если где-то в нашей стране возникают неразрешимые в рамках действующего законодательства проблемы с определением ответственных за тушение торфяных пожаров – это означает, что МЧС России в течение более чем полутора десятилетий не справляется с возложенными на него указами президентов РФ Б.Н.Ельцина и В.В.Путина по выработке госполитики и нормативно-правовому регулированию в сфере защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций.

Пока у нас такое МЧС, и пока оно фактически не отвечает ни за какие свои провалы – пожарные катастрофы на природных территориях нашей страны будут повторяться ежегодно. Без коренной перестройки всей системы МЧС и без привлечения руководства этого министерства к ответственности за провалы в его работе обеспечить приемлемый уровень пожарной безопасности в Российской Федерации не получится.